Следуя логике двух предыдущих постов, наши ежедневные жизни содержат много моментов, которые мы ощущаем как бессмысленные. Берарди (2015) описывает процесс потери смысла как переход от «союзной» коммуникации к «связной» коммуникации. Союзная коммуникация включает в себя много вне-лингвистического содержания, которое возникает от чувств и от факта, что собеседники разделяют общую человечность. Связная коммуникация — новый вид передачи знаков, вызванный теми факторами, которые я определил на прошлой неделе как тенденцию к абстракции. Исторически, Берарди связывает это проявление с ростом механизации работы, с пуританизмом и с созданием нового общества в Новом Свете.

По сравнению с ежедневной жизнью учебный зал — место, где коммуникации часто оказываются особо неудовлетворительными. Могу напомнить две важные причины:

(а) технологическая – Зал часто бывает сконфигурирован так, чтобы создать «дисциплинарную» или «Паноптическую» систему. Преподаватель может смотреть на всех студентов — но студенты, в основном, должны смотреть вперёд и игнорировать друг друга.
Такая конфигурация сразу создаёт разницу власти в зале и мешает взаимодействию. Хороший преподаватель всегда должен учитывать организацию мест, как представить материал, чтобы позволить более гибкие коммуникации. Можем догадаться, что залы будущего будут применять процедуры «контроля» (Deleuze, 1992) скорее, чем «дисциплины».

(б) педагогическая. Изучение языка требует много повторений. Но в случае перебора, повторение вызывает семантическое насыщение.
Лучший способ избегать насыщения — Интервальные повторения. Попытка вспомнить новые структуры только в последнем моменте, до того что они забываются. Таким образом, можно максимально усиливать вспоминание и не позволять смыслу утекать.

(Panopticon icon created by Gregor Cresnar, from the Noun Project)

Berardi, F. (2015). And: Phenomenology of the End: Sensibility and Connective Mutation. Semiotext (e) South Pasadena, CA.
Deleuze, G. (1992). Postscript on the Societies of Control. October, 59, 3–7.